Кремль знает, что аннексия Крыма и война на Донбассе делают невозможным вступление Украины в ЕС и НАТО

15 серпня 2017 - 10:19
Кремль знает, что аннексия Крыма и война на Донбассе делают невозможным вступление Украины в ЕС и НАТО

По мнению берлинского политолога Йорга Форбрига, приближающиеся российско-белорусские учения "Запад-2017" несут угрозу не только для Украины, но и для Польши и стран Балтии

Все чаще от разных западных политиков и экспертов прямо или косвенно звучат предложения на время забыть о проблеме Крыма, чтобы поторговаться с Россией за Донбасс. По их мнению, лишь в таком случае Москва согласится забрать свои технику и солдат с Донбасса, начав выполнять Минские соглашения. Недавно подобное заявление мы услышали и от председателя немецкой Свободной демократической партии Кристиана ЛинднераПо мнению политика, вопрос Крыма сейчас решить не удастся, об аннексии полуострова нужно говорить, никогда не принимать, но не стоит все другие вопросы привязывать к нему, поскольку в таком случае не будет прогресса в отношениях с Россией. 

Понятно, что такое заявление лидер немецких либералов сделал в надежде повысить свой рейтинг – чуть больше чем через месяц в Германии пройдут выборы в Бундестаг, и у Свободной демократической партии есть все шансы попасть в парламент и даже сформировать коалицию с политсилой канцлера Ангелой Меркель. Заявление Линднера жестко раскритиковали не только в Украине, но и в Германии, посоветовав ему скооперироваться с немецкими партиями-симпатиками Кремля.

В погоне за рейтингами многие западные политики забывают, что одна из главных целей Путина – заблокировать интеграцию Украины в ЕС и НАТО. Поэтому Москва и аннексировала Крым и развязала военную агрессию на Донбассе, чтобы осложнить Киеву процесс проведения реформ. А предстоящими российско-белорусскими военными учениями "Запад-2017" еще и пытается оказать военное давление на Украину с Севера. "Сегодня" расспросил у старшего директора программ из берлинского Фонда Маршалла "Германия-США" Йорга Форбрига об условиях выполнения Россией Минских договоренностей, успешности работы нового спецпредставителя Госдепа Курта Волкера и истинных целях проведения российско-белорусских военных учений. 

- Заявление Кристиана Линднера наделало немало шума в Украине. Собственно, мы его поняли как "забудьте про Крым, если хотите вернуть Донбасс".

- Заявление Линднера привело к большому раздражению и дискуссии не только в Украине, но и в Германии. Он предположил, что для того, чтобы вывести отношения с Россией из нынешнего тупика, должны произойти две вещи. Первое – признание, что российская аннексия Крыма может быть "перманентным временным соглашением"; второе – ослаблять санкции против России, даже если Минск будет выполнен частично. Эти комментарии вызвали немедленную и массированную критику. Правительство (Германии – Авт.) отбросило его предложения, как и ключевые люди по внешней политике Социал-демократической и Партии зеленых, экспертное сообщество и основные медиа. Это отражает широкий и стабильный консенсус в Германии, что российская аннексия Крыма неприемлема, и что для отмены санкций против России необходимо полное выполнение Минских соглашений. Это не оставляет места для каких-либо сделок с Россией за счет Украины.

- В тоже время мы знаем, что немецкие либералы были одними из самых последовательных в вопросе российской агрессии против Украины и постоянно критиковали канцлера Меркель за ее "мягкую" позицию по отношению к Путину. Что изменилось?

- Фактически это не так. Канцлер Меркель, к удивлению многих, была очень требовательной и принципиальной в своей позиции по поводу российской агрессии против Украины. Она была "ключом" к введению европейских санкций, она тесно координировала политику санкций с Администрацией Обамы и занимала центральное место в переговорах по Минским соглашениям которые, несмотря на безуспешность в окончании войны на Донбассе, являются основой для санкций против России. Немецкие либералы напротив фактически отсутствовали в этом процессе просто потому, что не были представлены в парламенте Германии в последние годы. Если, в случае с Кристианом Линднером, они сейчас поднимают вопросы о российской политике, это, безусловно, связано с предстоящими выборами в Германии. По разным направлениям. Партия пытается восстановить свой профайл по внешней политике в надежде стать частью следующего правительства и может даже управлять Министерством иностранных дел. Либералы также пытаются вернуть себе некоторые голоса, которые они потеряли из-за крайне правой Альтернативы для Германии, дружественной России. Наконец, либеральная FDP (Свободная демократическая партия – Авт.) является четкой пробизнесовой партией и надеется перехватить беспокойство среди многих немецких бизнесменов в связи с конфликтом с Россией. Должно быть, все эти мотивы подтолкнули Линднера, лидера либеральной партии, к такому заявлению.

- Что происходит в немецкой политике? Как идет подготовка к выборам? У каких партий есть шансы попасть в Бундестаг? Каковы шансы Меркель переизбраться на четвертый срок?

Всего за шесть недель до выборов картина более менее понятна. Ангела Меркель и ее консервативный блок явно выиграют выборы с примерно 40% поддержки. Их основной конкурент – социал-демократы во главе с бывшим президентом Европарламента Мартином Щульцом, которым соцопросы дают около 24%. Другие четыре партии, скорее всего, попадут в парламент с 6-9% поддержки: более социально-либеральные Зеленые и более экономически-либеральная FDP, и две крайние партии с крайне Левой и крайне-правой Альтернативой для Германии.

- Немецкие политики спекулируют на украинском вопросе в процессе избирательной гонки?

- До ремарок Линднера украинский вопрос практически отсутствовал в избирательной кампании. И это понятно. Выборы (в Бундестаг – Авт.), как правило, касаются внутренних вопросов, к которым сейчас относятся вопросы налогов, социальных пособий и государственных инвестиций. Также мы можем увидеть и другие проблемы, появляющиеся в дискуссии: внутренняя безопасность, терроризм, беженцы и скандал вокруг автомобильной промышленности (в конце июля министр транспорта Германии отозвал 22 тыс авто Porsche, концерн входит в Volkswagen, из-за установленного на них нелегального программного обеспечения для контроля выбросов – Авт.). И хотя мы еще точно не знаем, но таких ожиданий много, что Россия будет вмешиваться в выборы так же, как она это делала в США или во Франции. Если такое вмешательство России произойдет на немецких выборах, тогда, конечно, украинский вопрос снова мог бы стать предметом дискуссии. Но самое главное, какими бы ни были результаты выборов, позиция и политика Германии по отношению к Украине и России принципиально не изменится.

- Германия и ЕС в целом опасается наращивания Россией военного присутствия у своих границ? Можно ли сказать, что ЕС и в особенности Германия пытаются не раздражать Россию заявлениями о возможной перспективе членства Украины в ЕС и НАТО?

- Естественно, что наращивание Россией военного присутствия является серьезной проблемой, как для Германии, так и для ЕС. Германия также отреагировала на сложившуюся ситуацию участием в полицейском контроле над воздушным пространством стран Балтии и руководством совместными силами НАТО в Литве, увеличив свой оборонный бюджет. Однако параллельно с этими относительно недавними военными мерами Германия остается политически осторожной и избегает шагов и заявлений, которые могут спровоцировать более сильную российскую агрессию. В течение многих лет он (ЕС – Авт.) уклоняется от предоставления Украине и другим восточным соседям четкой перспективы членства в ЕС и НАТО. И в ближайшее время эта позиция не изменится.

- Как Вы оцениваете единство ЕС и Германии в вопросе антироссийских санкций?

- Ясно, что в ЕС и Германии есть много скептически настроенных или выступающих откровенно против антироссийских санкций. Однако, несмотря на эти сильные группы критиков, будь то в политике или в бизнесе, мы все видели, как каждые шесть месяцев санкции единогласно продлевали. Одна из причин, конечно же, в том, что пророссийские партии и политики (поддерживающие отмену санкций – Авт.) остаются в меньшинстве. Другая, вероятно, в том, что для большинства немецкого и европейского бизнеса Россия не главный рынок сбыта. Ключевой институциональный фактор – в марте 2015 года лидеры ЕС решили связать антироссийские санкции с выполнением Минских соглашений, которые Россией фактически не выполняются. Наконец, свою роль сыграла тесная координация антироссийских санкций с США. И тот факт, что США недавно ужесточили свои санкции против России, также поможет поддерживать европейское единство по антироссийским санкциям. В общем, есть хорошие шансы на то, что санкции против России продолжат действовать, несмотря на критику, которую мы слышим от некоторых в Европе.

- Можем ли мы сказать, что дружба между Германией и Россией закончилась ровно тогда, когда Россия аннексировала Крым и развязала войну на Донбассе?

- Отношения между Германией и Россией начали "охлаждаться" за много лет до российской агрессии против Украины. Немцы разочаровались после многих лет надежд на трансформацию России через партнерство. Бизнес понял, что, несмотря на огромный потенциал России, ее дисфункциональный рынок и правовая система сделали бизнес для большинства немецких компаний в России неприбыльным. Со временем доверие к России и ее лидерству сократилось. Поэтому когда Россия аннексировала Крым и вторглась на Донбасс, естественно, что большинство немецких политиков и граждан стали на сторону Украины и высказали свою критику по отношению к России. Это принципиальное непринятие действий России и базовая солидарность с Украиной были стабильными в течение последних трех лет. И если Россия принципиально не изменит свой политический курс как внутри страны, так и за ее пределами, она не вернет поддержку большинства немцев, кроме крайне левого и крайне правого меньшинства.

-  Как думаете, Германия сохранит лидерство в Нормандском формате? Мы же видим мощную позицию нового президента Франции Макрона и шаги со стороны США, которые недавно назначили Курта Волкера.

- В ближайшее время ключевая роль Германии в Нормандском формате не изменится. Во-первых, почти наверняка в сентябре Меркель переизберут. В борьбу с Россией и прекращение войны в Украине она инвестировала больше политического капитала, чем кто-либо из западных лидеров. Она полностью понимает, возможно, даже больше, чем многие в ЕС, что европейское (и в идеале евроатлантическое) единство – ключ к противостоянию российскому ревизионизму. Санкции, с их отсылом к Минским соглашениям, являются основным доказательством такого единства. Как результат, немыслимо, чтобы она оставила эту роль (лидера – Авт.) для кого-то другого. Во-вторых, Макрон возможно и сделал драматический и успешный дебют на политической арене во Франции и на международном уровне, но сначала ему придется доказать, что может продвигать вещи в своей собственной стране. Он столкнется с "горячей" осенью, пытаясь провести некоторые такие необходимые реформы. Если Макрону это удастся, ему предстоят жесткие переговоры с Германией по вопросу реформирования ЕС, от Еврозоны до обороны. Учитывая это давление и что на горизонте прорыва в Нормандском формате не ожидается, он вряд ли возьмет на себя более активную роль, чем его несчастный предшественник. В-третьих, назначения американского спецпредставителя Курта Волкера, хотя это и приветствуется, вряд ли сигнализирует о сильной вовлеченности Америки или даже замене Нормандского формата прямым российско-американским каналом (взаимодействия – Авт.). Такой канал существовал и ранее через Викторию Нуланд и Владислава Суркова (помощника президента РФ – Авт.), и оставался безуспешным. И в более широком смысле, новую американскую Администрацию так затмевает тень ее российских связей, что она скорее оставит трудноразрешимые споры по Украине в значительной степени европейцам.

- Почему американо-немецкие отношения становятся все хуже? В чем причины разногласий?

-  Отношения Германии и Америки в течение десятилетий видели взлеты и падения. Их потрясла оппозиция Германии против американской интервенции в Ирак в 2003 году, неучастие Германии в интервенции под руководством НАТО в Ливию в 2011 году и слежка NSA в 2013 году (когда стало известно, что Агентство нацбезопасности США (NSA) прослушивало личный телефон Меркель – Авт.). Тем не менее, несмотря на эти напряжения, отношения регулярно восстанавливались и снова становились очень близкими, как совсем недавно между президентом Обамой и канцлером Меркель. После каждого падения подъемы были всегда обусловлены пониманием с обеих сторон Атлантики, что США и Германия нуждаются друг в друге. Для Германии США остаются краеугольным гарантом немецкой и европейской безопасности; для США сильная Германия и стабильный ЕС сохраняют мир в Европе и укрепляют глобальную державу США. Эта взаимная выгода и понимание новой Администрацией поставлены под сомнение. Президент Трамп неоднозначно относился к поддержке США евроинтеграции и приверженности коллективной обороне НАТО, которые были двумя столпами внешней политики США во всех послевоенных Администрациях. Новый президент отдал предпочтение одностороннему и протекционистскому подходу, вывел США из Парижского климатического соглашения и Транстихоокеанского партнерства. Это спровоцировало появление тревожных звоночков в Берлине, который традиционно привержен принципам многосторонности и свободной торговли. Дональд Трамп также особенно и довольно агрессивно выделил Германию из-за ее массовых профицитов торгового баланса и неспособности потратить достаточно средств (2%ВВП – Авт.) на оборону. К этим политическим разногласиям добавляется массовое падение взаимного доверия: немцы мало доверяют США при Трампе, как и России при Путине. В общем, американо-немецкие отношения, вероятно, находятся на рекордно низком уровне и достаточно сложно понять, как они могут быть в ближайшее время восстановлены.

- Что касается украинско-американских отношений, они оставляют желать лучшего? Трамп ведь не отказался от идеи сближения с Россией.

- По существу, отношения между Украиной и США остаются неизменными. Президент Трамп не последовал риторике своей предвыборной кампании по ослаблению санкций против России, введенных за ее агрессию против Украины. Напротив, эти санкции, а вместе с ними и важность Минских соглашений, стали частью законодательства США (Конгресс принял, а Трамп подписал законопроект, по которому введенные Обамой санкции против России перешли из разряда указов в разряд полноценного закона – Авт.). Это не позволит Трампу достичь крупной перезагрузки отношений с русскими, перепрыгнув через головы украинцев за счет Украины. Новый спецпредставитель США Курт Волкер проверенный сторонник жесткого курса по отношению к России. Дискуссия о том, должны ли США предоставить Украине оборонительное оружие, снова разгорелась в Вашингтоне. Я сомневаюсь, что такие поставки оружия начнутся, как я сомневаюсь, что новый спецпредставитель будет более успешным своего предшественника, или что санкции приведут к изменению поведения Москвы. Что важно, однако, что США по-прежнему привержены поддержке Украины и наказанию России. Все это в целом хорошие для Украины новости.

- Хорошо, тогда при каких условиях Россия уйдет из Донбасса и вернет нам Крым?

- По моему мнению, Россия аннексировала Крым и вторглась на Донбасс по двум причинам. Во-первых, она надеялась, что эти два конфликта навсегда отвлекут украинский политикум и общественность от реформ, начатых после Революции Достоинства.

Я вижу лишь два возможных выхода из этого статуса-кво. Маловероятно, что Москва откажется от этих "вето". По многим причинам это подтверждает, что аннексия Крыма и вторжение на Донбасс были неправильными и меняли этот курс. Фактически это бы также означало, что Россия признает право Украины выбрать демократию и вступать в западные организации. Это, конечно, станет прямой угрозой для сил, которые находятся в России (которые могут ввергнуть Россию в неконтролируемый хаос, а на Западе придерживаются позиции, что лучше уж контролируемый хаос в России, чем неконтролируемый – Авт.). Следовательно, более реалистичный путь для Украины и ее западных партнеров – нейтрализовать эти "вето" России. Украине необходимо продвигать реформы, создать работающую демократию и верховенство права, искоренить коррупцию, модернизировать экономику, и стать сильным обществом и функционирующим государством. Параллельно, Запад должен максимально поддерживать все более тесную интеграцию Украины в ЕС и НАТО, и, в конечном итоге, нужно будет гарантировать четкую перспективу членства в обеих организациях. Успешные реформы со стороны Украины и все более тесные связи с ЕС и НАТО сделают козыри России в виде Крыма и Донбасса бесполезными. И только это с течением времени также откроет пути для полного возвращения обоих регионов Украине.

- Приближается дата масштабных российско-белорусских военных учений. Запад уже назвал их реальной угрозой безопасности НАТО. Зачем Россия и Беларусь проводят их именно сейчас?

- Предстоящие учения "Запад-2017" – большая головная боль для многих. В прошлом мы уже видели, как Россия использовала такие военные учения в качестве прикрытия для переброски техники и личного состава для последующей военной агрессии (как, к примеру, в 2014 году, проводя учения вблизи восточной границы с Украиной – Авт.). Следовательно, многие опасаются, что "Запад-2017" также станет отправной точкой для последующей агрессии России. Есть целый ряд возможных целей (проведения этих учений – Авт.). Одна из них – Беларусь. Уже несколько месяцев белорусские и зарубежные эксперты указывают на тот факт, что Россия может использовать свое военное присутствие в Беларуси, чтобы оказать давление на Александра Лукашенко, своего непокорного союзника в Минске. Другая цель – Украина. Если Беларусь станет полноправным российским плацдармом в результате предстоящих учений (украинские и зарубежные военные эксперты указывали на опасность, что российский военный контингент после учений может остаться в Беларуси – Авт.), Украина столкнется с российским военным давлением с Севера вдобавок к существующему с Востока и Юга. Наконец, – Польша и страны Балтии, – несколько членов ЕС и НАТО вполне могут быть мишенями России. Беспокойство сфокусировано на так называемом Сувалкийском коридоре – единственном сухопутном соединении трех прибалтийских государств со своими союзниками в НАТО и ЕС. "Запад-2017" проходит по обе стороны этого узкого коридора. Учитывая все эти многочисленные угрозы многие в ЕС, как и в Беларуси и Украине, в состоянии повышенной готовности. И это правильно.