Приближается время перемен

22 вересня 2017 - 12:14
Приближается время перемен

На протяжении последних двух недель одной из основных тем в информационном пространстве была тема "миротворцев". О введении "голубых касок" на Донбасс высказались все заинтересованные стороны – только, как в итоге оказалось, говорили каждый о своем. Украина подразумевала миротворческую миссию под эгидой ООН на всей территории ОРДЛО, включая, разумеется, границу с РФ, Москва имела ввиду преимущественно своих "миротворцев", предназначенных, якобы, для защиты мониторинговой миссии ОБСЕ и размещенных вдоль линии разграничения подконтрольных правительству и временно оккупированных территорий (фактически, замораживая Донбасс по абхазскому сценарию), фрау Меркель выступила за защиту наблюдателей ОБСЕ, но повсюду, аж до границы с РФ, Курт Волкер сказал, что идея замены армейских подразделений на миротворческий контингент интересная и ее надо обсудить. Глава Совета по международным делам Ричард Хаас заявил в интервью СМИ, что "предложение о миротворцах хорошо уже потому, что появляется предмет для переговоров". Несколько неожиданным для многих оказался тот факт, что о введении "миротворцев" заговорил лично Путин, причем вскоре после того, как постпред России в ООН заявил, что никаких миротворцев в Украине не будет (Украина как раз давно говорила об установлении мира в ОРДЛО через механизм миротворческой миссии ООН, но Россия всегда выступала против, называя свою агрессию "внутриукраинским конфликтом") .

Украина немедленно четко заявила, что о "миротворцах"-по-путински сразу можно забыть. Что касается западных политиков, то, если отвлечься от множества сложных в правовом, процедурном и организационном плане деталей развития темы введения миротворческого контингента под эгидой ООН, анализ их публичных заявлений напоминает не серьезную дискуссию, а попытку врача удержать в рамках приемлемого поведения неадекватного пациента, который сам для себя создал неразрешимую проблему и поэтому готов на все. Ему стараются не перечить, даже поощрять пусть и бесполезный, но все же диалог, продолжая при этом терапию (то есть, продлевая санкции), слегка корректируя дозу и интенсивность с учетом внешних факторов (Сирия, Северная Корея, природный газ и т.д.).

И все же Ричард Хаас прав. Случилась важная подвижка, которую на Западе так долго ждали. И случилась она очень вовремя, ведь до президентских выборов в России в мае 2018 года осталось восемь месяцев. Санкции ЕС продлены по март, американский санкционный закон висит, как домоклов меч, а для прохождения любой "миротворческой" инициативы в ООН требуется минимум полгода. Поскольку Путин вначале озвучил одну позицию (легко вооруженные "миротворцы" на линии разделения), а потом, после разговора с Меркель, согласился на план "миротворцы на всей территории", и при этом заявления официальных представителей Москвы разнятся до противоположных (что совсем не похоже на дисциплинированных российских чиновников), можно предположить, что инициатором смены позиции выступил не сам президент РФ, а его окружение. Разумеется, не обошлось и без давления Запада, ведь у канцлера Меркель 24 сентября выборы, и ей тоже необходим хоть какой-то прогресс в застоявшемся Минском процессе. В то же время, если бы Путин видел перспективу в своем предложении, он бы поехал в Нью Йорк и лично озвучил бы ее на Генассамблее. Но он в Нью Йорк не едет, и это симптом.

По мнению значительной части иностранных гостей YES-2017, от диалога с Россией отказываться не стоит, хотя бы для того, чтобы понимать, как мыслят кремлевские стратеги. Предложение Путина по миротворцам неприемлемо, это очевидно всем, значит следует выдвигать свою позицию, – говорят они, – и на ней настаивать. Судя по заявлениям с украинской стороны, у нас есть по этому вопросу ясное видение, и нас поддерживают в США и Европе – если уж миротворцы, то с полноценным мандатом, после выведения российских оккупационных войск, с установлением контроля над границей между Украиной и РФ. Для того, чтобы это произошло, Россия должна дать свое согласие, а значит признать себя, фактически, стороной конфликта. Диалог по этим вопросам в РБ ООН будет крайне напряженным, однако именно таким способом должно стать очевидным кто действительно хочет мира, а кто пытается в очередной раз всех обмануть.

Однако тема "миротворцев" не единственная, которая свидетельствует о том, что в России начали поиск путей выхода из политического тупика, в который они сами себя и загнали. И если для Глазьева, академика, советника Путина и члена Изборского клуба по-прежнему нет сомнений, что источником "политики "экспорта хаоса", агрессии и разжигания конфликтов по всему миру" является "коллективный Запад во главе с США" (читай – "коллективное всемирное Зло"), то для Российского совета по международным делам (РСМД, более умеренной структуры по сравнению с изборцами-дугинцами) очевидна необходимость "последовательного достижения компромиссов в решении ключевых политических проблем в отношениях с Западом", как об этом говорится в недавно обнародованных "Тезисах по внешней политике и позиционированию России в мире" на 2017-2024 гг. РСМД понятно, что "преодоление отсталости в условиях закрытости от внешнего глобализующегося мира невозможно". Там признают, что "евроатлантический регион остается в числе наиболее передовых с точки зрения развития региональных политических институтов", а "конфронтация с Западом в долгосрочной перспективе вредит России". Звучит хорошо, однако в этом контексте крайне любопытным представляется видение урегулирования "украинского вопроса", который, по признанию российских экспертов, останется приоритетом политики России на долговременную перспективу. Так вот, оказывается, "в ходе украинского кризиса Россия воссоединилась с Крымом, решила проблему базирования Черноморского флота, заблокировала долгосрочную перспективу членства Украины в НАТО. Вместе с тем, это породило ряд новых серьезных проблем. Россия для Украины – стратегический противник. Вражда укоренилась на уровне политической идеологии и общественного сознания. Украина потеряна для России в качестве партнера на долгое время. Киев будет последовательно выстраивать военно-политические отношения с западными структурами без членства в НАТО. ..Украинский вопрос обострил отношения с Западом, нанеся ущерб торговле, порождая гонку вооружений, закрывая многие направления сотрудничества, в которых заинтересована Россия". "Необходимо предпринимать последовательные усилия по ликвидации конфликта на Донбассе. Проблема требует как диалога с Киевом, так и договоренностей с Западом".

Приведенная пространная цитата достаточно близко к реальности описывает сложившуюся ситуацию, что само по себе редкость для современной российской политической мысли. Вызывает беспокойство только один фактор. Фактически, нам говорят: если у вас есть территориальный конфликт с соседями, ваше членство в ЕС и в НАТО становится еще более призрачным, чем прежде. Если же признаете, что Крым – российский, то, конечно, возможны разные варианты, но все равно – необходимость сдерживать огромный военно-морской потенциал России в Крыму на адекватном уровне сделает для НАТО ваше членство крайне дорогим. В обеих случаях Россия достигает главной параноидальной цели – заблокировать членство Украины в "евроатлантическом регионе", который, как упоминалось выше, признается РСМД "наиболее передовым".

РСМД хоть и пытается быть объективным, но все же представляет власть (в его руководство входят, среди прочих, Лавров и Песков). А какова позиция российских либералов, играющих, вроде бы, оппозиционную роль по отношению к Кремлю? В июне 2017 года состоялся заочный круглый стол украинских, российских и немецких экспертов, в ходе которого обсуждались пути урегулирования российско-украинского конфликта. Так вот, в обобщенном виде позиция россиян, среди которых следует упомянуть таких прогрессивных экспертов, как Лев Гудков и Лилия Шевцова, сводится к тому, что следует "провести встречу президентов Украины и России для обсуждения широкого круга вопросов, включая урегулирование на Востоке Украины"; организовать "взаимное согласованное снятие санкций и ограничений, введенных в 2014 году"; "налаживать прямой двусторонний диалог и искать перспективные сферы сотрудничества", сохраняя "базовый Договор" и отказываясь от "линии на сворачивании двусторонних связей". Оказывается, необходимо также "начать реальный диалог между Киевом, Донецком и Луганском", "Киеву следует прекратить АТО", а "проблема Крыма не может быть решена в нынешней исторической ситуации", поэтому "рассчитывать на возвращение Крыма в долгосрочной перспективе не приходится".

Подобные предложения, исходящие не от ортодоксальных путинцев-дугинцев, а от людей, которые по российским меркам, мыслят свободно и прогрессивно, говорят о том, что в России, по видимому, понимают необходимость перемен, но не осознают до конца собственную ответственность за возникновение проблем, и тем более, не рассматривают самых простых, понятных и малозатратных способов их решения – вывод войск РФ из ОРДЛО, прекращение военных поставок боевикам, освобождение Крыма. Предложение вернуться к "business as usual" не может рассматриваться как приемлемое. Очевидно, нам не стоит переоценивать роль российской оппозиции в формировании глобальной политики России. Только сдерживание со стороны Запада, сильная, успешная Украина и современная армия на нашей восточной границе способны пусть и постепенно, но подвигнуть Москву к принятию единственно правильных решений. Как отметил Лев Гудков, директор "Левада-центр" в ходе упомянутого круглого стола, "никакой последовательной внешнеполитической стратегии, основанной на каких-то философских принципах и идеях, долговременной политики в России нет и не будет именно потому, что идейные и ценностные ресурсы этого руководства не просто бедны – они все из далекого прошлого… Никаких новых целей и задач (кроме "геополитики" и величия России) здесь не будет". Думаю, что все таки будут, хотя и появятся после длинных и трудных родов. Первые признаки подвижек в этом направлении уже просматриваются, приближается время перемен.

 

Сергей Корсунский

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины